Мученический подвиг архиепископа Калужского Августина (Беляева)

сщмч. Августин Калужский

Документ Архиерейского Собора РПЦ (от 2 февраля 2011 года) «О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев пострадавших» призывает к тому, чтобы память о новомучениках и исповедниках «укреплялась в нашем обществе как пример стояния в вере».

А для этой цели необходимо не только совершение полиелейных и славословных служб новомученикам и исповедникам, богослужений в дни их памяти, но и открытие музеев церковной истории, духовных центров, проведение различных общественных  мероприятий: конференций, чтений, лекториев, семинаров и т.д.

Все перечисленное выше невозможно без исследовательской работы в архивах для изучения материалов о жертвах гонений. Те, кто постоянно знакомятся с публикациями в журнале  «Православный христианин», посещают лекторий «Россия в ХХ веке», конференции, организованные Отделом Калужской епархии по изучению истории епархии в ХХ веке и канонизации святых, знают, что деятельность сотрудников Отдела в этом направлении позволяет раскрывать новые страницы истории Калужской епархии  в период гонений на Церковь, пополнить жизнеописания святых, базу данных о репрессированных представителях духовенства.

Несмотря на объективные трудности в пополнении документальных сведений о новомучениках и исповедниках Калужских, работа эта не останавливается. В последнее время был сделан значительный шаг вперед: собраны новые материалы о священномученике Иоанне (Сперанском), мученике Аполлоне (Бабичеве) и, конечно, о священномученике Августине (Беляеве). Земная жизнь священномученика Августина (Беляева) светла, прекрасна и поучительна. Сегодня мы говорим в основном о калужском периоде служения владыки, но из замечательных по содержательности трудов игумена Дамаскина (Орловского) известно, что не только каждый год, но и каждый день будущего священномученика был отдан Богу и людям. Поэтому его так почитают и молятся ему сегодня по всей Святой Руси.

Житие священномученика Августина (Беляева) составлено игуменом Дамаскином (Орловским). Это более чем растиражированные материалы. Их используют в СМИ, в книгах и на различных сайтах. К сожалению, далеко не везде указывается, что это замечательный труд игумена Дамаскина (Орловского). Конечно, хотелось бы внести дополнения по калужскому периоду служения священномученика Августина (Беляева). Задача очень важная и одновременно сложнейшая. В связи с отсутствием интересующих нас материалов в архивах УФСБ по Московской обл. (Калуга относилась тогда к Московской области) и СПб и Ленинградской области (по месту пребывания владыки Августина в Свирлаге), возникла необходимость сосредоточиться на  возможностях, которые дают нам калужские архивы.

Много внимания уделялось поиску новых сведений о калужском периоде служения сначала епископа, а позже – архиепископа Августина (Беляева). В основу предлагаемой читателям статьи  легли результаты дополнительного изучения следственного дела П – 14013 «На участников контрреволюционной монархической организации Беляева А.А., Остроглазова И.А., Семеновского П.Д., Любимова А.В. и др.», хранящегося в архиве УФСБ по Калужской области(с добавлением информации из показаний всех свидетелей) и воспоминания потомков священномученика Августина, которые в значительной степени облегчили поиски по локализации памятных мест, связанных с жизнью в Калуге владыки Августина (Беляева).

Упомянутый калужский период длился с назначения на Калужскую кафедру епископа Августина (1934 г. ) до его ареста 20 сентября 1937 года. Не так велик этот период по длительности, как по важности в земном житие будущего священномученика. Это было время осознанного приближения к своей Голгофе, следование крестным путем, который был выбран и с которого владыка не собирался сойти ради сохранения своей жизни. Обратимся к фактам: в Калугу он прибыл из Свирлага – страшного по жестокости и условиям пребывания заключенных лагеря в районе г. Лодейное Поле Ленинградской области. Сам владыка не сомневался в том, что он мог погибнуть в одном из лесных лагпунктов, где смертность была более чем высокой.

В своих воспоминаниях о встречах  с владыкой Августином в Москве, о поездках его духовных чад к местам его заключения, монахиня Анна (Теплякова) приводит высказывание самого епископа Августина: «Конечно, если бы не приезд их – как Боря умер, так и я бы умер». В Свирлаге смертность была очень высокой, выполняя обязанности фельдшера, владыка хорошо знал об этом. По Промыслу Божьему епископу Августину была дана возможность выжить и послужить еще Богу и людям. Спасло его именно  то, что лагерное начальство перевело исполнительного заключенного на должность фельдшера. Не последнюю роль сыграли посещения  его духовных чад, которые старались привезти посылки с сухарями и пр.

Наши поиски в Лодейном Поле (с 2011 года пока не позволили узнать, кто из священников помогал заключенному Беляеву, но дали возможность установить место нахождения Управления Свирлага). Итак, к приезду на новое место служения  епископ Августин имел аресты, ссылку и заключение в концлагерь. Он хорошо знал условия ГУЛАГа, слышал о неисчислимых случаях смертей заключенных, на себе почувствовал тяжесть труда в чаще северных лесов. Голод, болезни, унижения, жестокость охраны – все это было известно и перечувствовано, но не сломило будущего священномученика. В Калугу он прибыл пастырем, который прошел через многие испытания, уверенным в правильности выбранного пути, готовым пострадать, но не отречься от веры и убеждений. Перенесенные испытания не испугали владыку Августина, а подготовили его к новым скорбям, дали силы и мудрость. 

Период приезда в Калугу епископа Августина совпал с временным уменьшением числа арестов  представителей духовенства, которые подверглись гонениям. По этому поводу Ю.В Ерофеев в статье «Материалы архивов органов ФСБ России о представителях православной церкви в годы гонений» пишет следующее: «К концу 1934 года репрессии стали временно затихать. За период со второй половины 1933-го по декабрь 1934 г. по Калужской епархии было репрессировано всего два священника – отцы Петр Лактионов из села Макарьево и Александр Соколов из села Покровское». Но ни у кого не возникало сомнения, что это временное явление.

Напомним, что тот же автор указывал: «За 1929-1933 гг. из Калужской епархии были сосланы или расстреляны 167 священнослужителей, 40 церковнослужителей (дьяконы и псаломщики), более 150 монашествующих». Эта статистика, конечно, требует уточнений, т. к. диаконы причислены к церковнослужителям, но общее число репрессированного духовенства от этого не изменится. Таким образом, с 1929 по 1934 год были репрессированы 209 представителей белого  и 150 черного духовенства.  Нужно принять во внимание и тот факт, что расстрелы священнослужителей начались с 1918 года, потери в целом были еще значительнее.

Исходя из приведенных данных, можно без труда сделать выводы о том, насколько Калужская епархия к 1934 году была обескровлена, лишена многих лучших представителей духовенства. Именно тех,  кто, несмотря на угрозы новой власти, до последней минуты жизни служил Богу и заботился о своей пастве. Определенный вред шел от обновленческих кругов. Как известно на сегодняшний день, затишье было недолгим. 1 декабря 1934 года был убит С.М. Киров. Его гибель принесла новые гонения и увеличение списков тех, кто был арестован или даже расстрелян. Все эти события связаны по времени с первыми месяцами пребывания епископа Августина (Беляева) в Калуге. Но это тоже не могло устрашить владыку.

Что его ждало здесь, в бывшем центре губернии, а в 1934 году — городе Московской области?  Как известно, в пору отъезда из Калуги одного из предшественников епископа Августина было 14 церквей. Но это не означало, что все причты этих церквей разделяли его взгляды. Обновленчество являлось достаточно сплоченным объединением тех, кто готов был бороться со староцерковниками или тихоновцами. В Калуге Благовещенский (до закрытия), Успенский, Иоанна Предтечи, Петропавловский храмы были центрами обновленчества. Старались обновленцы захватить  Казанский храм. И не только. Активизация обновленцев вполне объяснима.

Достаточно обратиться к документам, обнаруженным в ГАКО. Доклад «О природе староцерковничества и мерах церковной борьбы с ним» (от 12.09. 1934 г.) и резолюция по этому докладу от 19.09.1934 года красноречиво свидетельствуют, что продолжая опираться на советскую власть, мечтавшую уничтожить РПЦ, обновленцы вели непримиримую борьбу с теми, кто не хотел пойти на предательство веры предков. И в этой борьбе для них были хороши все средства. Справедливости ради нужно сказать, что не все примкнувшие к обновленчеству разделяли эти взгляды.

Вот отрывок из письма одного из обновленцев, благочинного обновленческих церквей, епископу Александру: «Быть своего рода «стахановцем», конечно, хорошо, но я боюсь употреблять для этого средства недостойные служителя Церкви, как то: ложь, клевета, фальсификация, вымогательство и т.п. Прибегать к помощи НКВД я не решаюсь, т.к. в делах веры, в создании Царства Божия на Земле, путь насилия по моему искреннему убеждению есть Зло»… Из этого текста явно следует вывод о том, что написавший эти строки скорее является исключением из правил.  А все то, что им упоминается, включая обращения за помощью и доносы в НКВД использовались в борьбе против тех, кто представлял Православие на Калужской земле, т.е. против самого владыки Августина и близких ему представителей духовенства.

Конечно, опасность, исходившая из обновленческих кругов в связи с их сотрудничеством с НКВД, осознавалась как вполне реальная угроза, но не заставила самого владыку и его единомышленников отступить от борьбы с обновленчеством. В этом и заключался подвиг  новомучеников, в том числе и священномученика Августина (Беляева) – знать, что можно не только лишиться свободы, но и жизни, но не отрекаться от веры, предпочесть верность Христу Спасителю земным благам, которые можно было получить отказом от веры или предательством. Так, не страшась быть в очередной раз арестованным, владыка Августин продолжал стоять за истинное Православие.

Его усилия с помощью единомышленников  увенчались успехом. Годы последовательного укрепления позиций Православия не прошли даром. Приведу только 1 пример из доклада обновленческому епископу Александру 23 мая 1936 года: «Обновленческая работа при всякой возможности проводится неуклонно, хотя особо продуктивной ее и нельзя назвать…».

Напомню, что новомученики и исповедники Российские, не страшась своего крестного пути, не отрекаясь от Христа и противодействуя расколу, сегодня являются молитвенниками о церковном и народном единстве. И одним из таких святых является священномученик Августин (Беляев).  Важность в настоящее время (особенно в связи с событиями на Украине) противостояния воинственности, раздорам любого порядка не вызывает сомнения, ведь православное благочестие всегда было и остается сейчас основанным на любви и прощении, отсутствии мстительности, желании жить в мире и с Богом в душе. Следуя евангельским заповедям, являя личный благой пример, зная, что это еще один шаг на пути к мученичеству, владыка неотступно содействовал в первую очередь объединению тех, кто хотел послужить укреплению Православия в Калужской епархии в целом и в Калуге в частности.

Но, как известно, владыка Августин оказывал помощь не только православным. В свидетельских показаниях (особенно тех лиц, которые хотели выслужиться перед следователями, упоминается о доброте архипастыря, который принимал тех, кто не был крещен. С одной стороны это свидетельствует об огромном авторитете владыки, доверии к нему. С другой стороны – можно было не сомневаться в том, что это не останется незамеченным доносчиками и вызовет еще большее недовольство властей. Бесстрашие владыки перед лицом богоборческой власти подтверждалось многими событиями, начиная от введения колокольного звона в алтаре Георгиевского за верхом храма и заканчивая открыто оказываемой помощью тем священникам или православным мирянам, которые уже подвергались арестам или побывали в ссылках и лагерях.  

Именно в Калуге, последнем месте своего служения, епископ, а с 1936 года архиепископ Августин (Беляев), последовательно и целенаправленно отстаивал  правильность позиции РПЦ и то, что  невозможно никакими гонениями уничтожить Православие. В достаточно короткий срок он сумел сплотить вокруг себя единомышленников, которые хорошо понимали устремления владыки, уважали его несгибаемость, убежденность, преданность вере. Нужно подчеркнуть, что не случайно в это время активной борьбы как центральной, так и местной власти с РПЦ, центром объединения духовенства и православных мирян в Калуге стал именно Георгиевский за верхом  храм.

Еще в 1920-е годы при создании кваркомов и заполнении анкет, которые требовали представители советской власти от этих объединений, причт и духовенство этого и Одигитриевского храма (находившихся на территории одного кваркома – № 27) заявили: «Жители (верующие) не допускают мысли, чтобы служащие для удовлетворения их религиозных нужд приходские храмы, получили какое-либо другое назначение, чем духовное». Более того, начиная с этого времени, прихожане поддерживали духовенство добровольными взносами, понимая всю тяжесть положения служителей Церкви. Не случайно именно эту церковь избрал для своего служения владыка Августин. Начавшая было распадаться община, сократившаяся по численности, при нем укрепилась и восстановилась, люди снова стали ходить на службы, что, конечно, не осталось незамеченным представителями соответствующих органов.

Владыка Августин в эти  годы испытаний являл собой пример истинного православного архипастыря в страшный час истории народа и государства. Не из гордыни, не из желания быть на виду, а из любви к Христу, он брал на себя ответственность и вел за собою свою паству. В первую очередь желание будущего священномученика укрепить людей в вере основывалось на предвидении того, что наступят еще более жестокие времена, когда силою соборных молитв и мученичества  можно будет отстоять Православие. Правительственные постановления и повседневная действительность лучше всего свидетельствовали об этом. Из центра шли и шли документы о необходимости борьбы с духовенством и теми, кто не отошел от веры. Не исключением была и позиция властей на местах, в том числе и в Калуге.

Не заискивая и не унижаясь перед местным партийным и советским руководством, владыка Августин старался делать все возможное для того, чтобы в центре Калужской епархии не закрывались православные храмы, хотя в некоторых случаях этого не удавалось избежать. Но в материалах следственного дела есть свидетельские показания о том, что благодаря его переговорам, которые не предусматривали никаких уступок безбожной власти, был открыт Николо-Козинский храм. Пусть это была маленькая, но победа, дававшая надежду православным калужанам. Ведь в то время это было очень важным фактом.

Некоторые из свидетелей, проходивших по делу П – 14013, старались особо подчеркнуть, что это стало возможным благодаря тому, что владыка умело и продуманно вел переговоры как с Б.Е. Трейвасом (1 секретарем райкома партии), так и с руководителем религиозного отдела Селиверстовой. Нужно подчеркнуть, что арестованный в апреле 1937 года Трейвас, был расстрелян в августе того же года. С ареста Трейваса до ареста архиепископа Августина (в сентябре) прошло несколько месяцев. В газете «Коммуна» Трейвас традиционно для того времени назывался врагом народа. Знал об этом и владыка, аресты коснулись всей верхушки власти в Калуге. После дела Трейваса были заведены дела еще на 42 человека. Были аресты не только партийцев. Но архиепископ Августин оставался непреклонен: лучше умереть, чем жить без Бога.

Сам арест владыки Августина (Беляева), как об этом пишет игумен Дамаскин, как это известно из воспоминаний его младшей дочери, был тем моментом, когда еще раз проявилась стойкость и готовность принять страдание, даже смерть, но не отступить от веры. Изучение показаний из следственного дела, особенно допроса извозчика Котова Петра Прокофьевича, который последним видел владыку на свободе, позволили восстановить последние часы пребывания архиепископа Августина на свободе, о чем подробнее рассказано в статье «Калужская Голгофа», опубликованной в журнале «Православный христианин».  Арест и последовавшие за этим физические и душевные муки он принял как должно, как принимали страдание все мученики, погибшие за Христа.  

Такое же бесстрашие проявил архипастырь не только на допросах, но и в камере, хотя опять же прекрасно знал о доносительстве, которым некоторые старались облегчить свое положение. В Калуге он содержался в камере № 25, где было много арестованных. В качестве свидетелей, обвинявших его в контрреволюционной деятельности, выступали не только те, кто знал владыку до ареста, но и соседи по камере, которые первый раз увидели владыку именно там. Один из таких «правдолюбцев» показал, что до 5 октября (с 20 сентября ареста) архиепископ Августин был молчалив, а с 5 октября стал резко критиковать и клеветать на советскую власть среди заключенных.  Даже в таких условиях, уже практически на краю гибели, владыка бесстрашно старался помочь людям отличить черное от белого, зная, что не каждый поймет и оценит его стремление нести правду и вразумить отеческим словом незнакомых ему людей.

 В завершении хотелось бы напомнить мудрые слова патриарха Тихона о том, к чему стремиться православному человеку молитвенно обращаясь к святым Церкви Православной: «Как по звездам небесным в мраке ночном путники направляют свой путь, так и , мы … должны направлять путь свой, взирая на этих небесных человеков, с вторых небес мерцающих и указующих нам, какого пути нам держаться». Священномученик Августин (Беляев) один из новомучеников и исповедников, чья жизнь была отдана за веру, за ее сохранение, а значит и за сохранение православия в России, в каждом ее большом городе или самом малом селе, за спасение каждого из нас!

Метальникова Е.В.,

сотрудник отдела по изучению истории Епархии в XX веке

и канонизации святых